Информационный Портал о Финансах
 
 Вход   Регистрация     Home   Contact 
 
Финансовые организацииФинансовые услугиЛичные финансыФинансовая аналитика

Худший кризис фондового рынка за 60 лет

Нынешний финансовый кризис был ускорен возникновением "пузыря" на рынке жилья в США. В определенном плане он похож на другие кризисы, которые случались со времен окончания Второй мировой войны с интервалами в 4-10 лет.

Однако есть и глубокое отличие: нынешний кризис знаменует окончание эры кредитной экспансии, опорой которой был доллар в качестве международной резервной валюты. Периодические кризисы были элементами более широкого процесса бумов и спадов. Нынешний кризис – кульминация супербума, который затянулся более чем на 60 лет.

Процессы, в ходе которых бум сменяется спадом, обычно вращаются вокруг кредитов и всегда содержат в себе некий предрассудок или заблуждение. Обычно это неспособность осознать рефлекторную, кольцеобразную взаимосвязь между готовностью давать в долг и стоимостью имущества, под залог которого предоставляются займы. Легкость получения кредитов порождает спрос на них, который приводит к подорожанию недвижимости, что, в свою очередь, наращивает объемы доступных кредитов. "Пузырь" возникает, когда люди покупают дома в надежде рефинансировать свою ипотеку с лихвой. Характерный образчик – это недавний бум жилой недвижимости в США. Но 60-летний супербум – явление более сложного порядка.

Всякий раз, когда кредитная экспансия сталкивалась с трудностями, вмешивались финансовые органы, проводя интервенции ликвидности и находя другие способы стимулирования экономики. Это породило систему ассиметричных стимулов, также известную как катализатор беспечности, которая поощряла еще большую кредитную экспансию. Система оказалась столь успешной, что люди уверовали в то, что экс-президент США Рональд Рейган называл магией рынка, а я называю рыночным фундаментализмом. Фундаменталисты полагают, что рынки тяготеют к равновесию и для всеобщего блага самое лучшее, когда участникам позволяют преследовать их собственные, корыстные интересы. Но это очевидное заблуждение: только вмешательство властей спасало финансовые рынки от обрушения – они не спасались сами. Тем не менее, рыночный фундаментализм сделался господствующей идеологией в 1980-е годы, когда началась глобализация финансовых рынков, а у США появился дефицит текущего счета платежного баланса.

Глобализация позволяла США засасывать сбережения всего остального мира и потреблять больше, чем они производили сами. В 2006 году дефицит текущего бюджета США достиг 6,2% ВВП. Финансовые рынки поощряли потребителей брать займы, предлагая все более замысловатые инструменты и льготные условия. Власти были пособниками этого процесса, вмешиваясь, как только глобальная финансовая система оказывалась под угрозой. С 1980 года регулятивные механизмы все более смягчались вплоть до их фактического исчезновения.

Супербум вырвался из-под контроля, когда новые продукты кредитного рынка сделались столь запутанными, что власти больше не могли высчитывать риски и стали полагаться на методы риск-менеджмента, применяемые самими банками. Рейтинговые агентства тоже положились на информацию, предоставляемую авторами синтетических продуктов. Это был откровенный отказ от ответственности.

И тут все, что могло пойти не так, пошло не так. Процесс, начавшийся с высокорискованных ипотечных кредитов, распространился на все долговые обязательства под залог имущества, создал угрозу для муниципальных и ипотечных страховых и перестраховочных компаний, а также грозил обрушением мультитриллионного (в долларовом исчислении) рынка свопов на дефолт по кредитам. Обязательства инвестиционных банков по выкупу контрольных пакетов компаний под залог превратились в долговые обязательства. Не подверженные рыночному риску хеджевые фонды оказались не столь неуязвимыми – их пришлось демонтировать. Рынок коммерческих бумаг, подкрепленных активами, замер, а специальные инвестиционные инструменты, созданные банками, чтобы снять с баланса ипотечные кредиты, больше не могли привлекать средства извне. Финальный удар был нанесен, когда межбанковское кредитование – стержень финансовой системы – нарушилось, так как банки были вынуждены рачительно использовать свои ресурсы и утратили доверие к своим партнерам. Центробанкам пришлось осуществить небывалые денежные вливания и продлить кредит на беспрецедентно широкий спектр ценных бумаг более широкому кругу институтов, чем когда-либо. Потому-то нынешний кризис – серьезнее всех прочих со времен Второй мировой.

Теперь кредитная экспансия должна смениться периодом сжатия, так как некоторые из новых кредитных инструментов и методов являются нездоровыми и неподдерживаемыми. Способность финансовых органов стимулировать экономику сковывается нежеланием остального мира накапливать добавочные резервы в долларах. Вплоть до самого последнего времени инвесторы надеялись, что Федеральная резервная система США пойдет на все, чтобы избежать рецессии, ибо именно так она поступала в предыдущих случаях. Теперь инвесторам придется осознать, что ФРС, возможно, больше не в силах так действовать. В ситуации, когда цены на нефть, продовольствие и другие товары первой необходимости держатся на прочном уровне, а укрепление китайской валюты несколько ускорилось, ФРС также приходится беспокоиться из-за инфляции. Если федеральные фонды упадут ниже определенной отметки, давление на доллар возобновится и доходность долгосрочных облигаций фактически будет расти. Где эта отметка, заранее установить невозможно. Но, когда она будет достигнута, ФРС утратит способность стимулировать экономику.

Хотя отныне рецессия в развитых странах более или менее неизбежна, Китай, Индия и некоторые из нефтедобывающих стран подвержены очень мощной противоположной тенденции. Таким образом, нынешний финансовый кризис повлечет за собой скорее не глобальную рецессию, а кардинальное переустройство глобальной экономики: США относительно сдадут свои позиции, а Китай и другие страны развивающегося мира взлетят.

Опасность в том, что вызванная всем этим политическая напряженность, в том числе протекционистский курс США, могут нарушить работу глобальной экономики и ввергнуть мир в рецессию или нечто еще более ужасное.

Автор – председатель совета директоров Soros Fund Management


Financial Times
Джордж Сорос

Перевод: Inopressa.Ru

Новости категории
20.10.17
Рынок акций развитых стран достиг 9-летнего максимума, что дальше?

20.10.17
Всемирный банк повысил прогноз роста экономики России

10.10.17
Нобелевскую премию по экономике дали американцу Ричарду Талеру

10.10.17
ЦБ назвал основные факторы инфляции

09.10.17
Аналитики пообещали рост инфляции в России в 2018-2019 годах до 4%

Публикации

Rambler's Top100 Geo Visitors Map © 2006-2012 finmedia.ru