Информационный Портал о Финансах
 
 Вход   Регистрация     Home   Contact 
 
Финансовые организацииФинансовые услугиЛичные финансыФинансовая аналитика

Рост зарплат подорвет китайское чудо

Кто лучше всех пережил глобальный кредитный кризис? Как сказал в свое время премьер КНР Чжоу Эньлай (Zhou Enlai) по поводу результатов Французской революции, «еще слишком рано судить». Моментальный вердикт, что Китай — победитель, а США и вся старая «Большая семерка» — проигравшие, уже вызывает сомнения, пишет аналитик Питер Таскер (Peter Tasker) из Arcus Research в статье для The Financial Times.

Действительно, Китай продолжает демонстрировать стремительный рост, тогда как многие обремененные долгом западные экономики испытывают трудности. Неудивительно в этой ситуации, что на восток устремилась мощнейшая волна финансового капитала, а европейские политики стремятся заключать торговые соглашения, несмотря на крайне агрессивную позицию Китая в отношении Нобелевской премии и по прочим дипломатическим вопросам.

У финансовых рынков между тем иная точка зрения. Индекс Шанхайской биржи в два с лишним раза ниже своего исторического максимума и он существенно отстает в динамике от площадок трех других стран БРИК. Что еще более удивительно, с начала кризиса рисковой ипотеки в США в августе 2007 года, по совокупной долларовой доходности (фондового индекса) Шанхайская биржа проигрывает американскому S&P500, британскому FTSE 100 и даже японскому Topix.

Смысл ясен: китайская история, которую так искусно продвигают по всему миру, всего лишь очередная версия теорий «новой эры», которые были характерны в периоды всех инвестиционных маний, начиная с «пузыря» Компании Южных морей до доткомовской лихорадки.

После затянувшегося неудачного периода на рынке китайские акции уже не кажутся очень дорогими по соотношению цена/прибыль (P/E). Но это, возможно, обманчивое впечатление. Если посмотреть на P/E-коэффициент Шиллера с поправкой на цикличность, рассчитываемый по средним за 10 лет показателям прибыли, активы на китайском рынке сейчас почти так же дороги, как на фондовой бирже США в 1929 году (накануне обвала). Другими словами, нынешний уровень китайских прибылей очень высок и, вероятно, неустойчив.

Есть веские основания опасаться по поводу перспектив. Существенное увеличение доли прибыли в национальном доходе, которое мы наблюдаем в этом веке в Китае, предполагает значительное сокращение доли труда, а значит, заработная плата не поспевает за экономическим ростом. Оборотная сторона этого явления сказывается в показателях ВВП сокращением доли потребления и ростом зависимости от инвестиций. Чем дольше это будет продолжаться, тем масштабней, в конечном итоге, станет разворот.

Мы уже видели этот сценарий раньше — 40 лет назад, если быть точным. В 1960-ые годы Япония год за годом достигала двухзначных показателей роста ВВП благодаря госинвестициям в инфраструктурные проекты и развитию тяжелой промышленности. В этот период рабочая сила массово устремилась из сельских районов в города, что оказывало давление на уровень заработной платы и подстегивало позитивный цикл роста рентабельности и роста инвестиций.

В середине 1950-х в японском ВВП на долю труда приходилось 60% совокупной добавленной стоимости. В годы экономического чуда этот показатель упал до 50%, затем в 1970 году перешел в V-образный рост. Спустя 10 лет он выровнялся на 68%. За этот рост пришлось побороться. В 1970-ые годы неактивное сегодня профсоюзное движение достигло максимального расцвета. Нормы прибыли были снижены, в реальном выражении фондовый рынок на десятилетие ушел в никуда.

Могут ли работники получить больший кусок экономического пирога до того, как завершится процесс урбанизации? В Японии сумели. В 1970 году процент городского населения составлял всего 53%. Сегодня в Китае показатель урбанизации достигает 45%, каким он был в Японии в 1964 году. Но китайская статистика, к сожалению, не внушает доверия. «Плавающий» состав незарегистрированных городских мигрантов оценивается в 40—150 млн человек. Поэтому реальный уровень урбанизации в Китае может приближаться к японскому 1970-х годов.

Если Китай пойдет по пути Японии, следующим этапом станет инфляция и борьба трудящихся. Лучшим способом этого избежать было бы радикальное ужесточение монетарной политики. Но это создает риск серьезного спада и, вероятно, необходимость масштабной ревальвации юаня — и то, и другое ненавистно для Пекина. В то же время ставка Китая на дешевую валюту способствует разжиганию торговой войны, о которой говорил министр финансов Бразилии Гиду Мантега (Guido Mantega),

Безболезненно Китаю никак не выбраться из этого угла, в который он сам себя загнал. Перебалансировка экономики совершенно необходима. Это долгосрочный проект, несущий серьезные риски для китайских властей, а равно и инвесторов, которые поверили в рассказы о неизбежном падении Запада и неостановимом восхождении Китая.

Источник: BFM.Ru

Новости категории
20.10.17
Рынок акций развитых стран достиг 9-летнего максимума, что дальше?

20.10.17
Всемирный банк повысил прогноз роста экономики России

10.10.17
Нобелевскую премию по экономике дали американцу Ричарду Талеру

10.10.17
ЦБ назвал основные факторы инфляции

09.10.17
Аналитики пообещали рост инфляции в России в 2018-2019 годах до 4%

Публикации

Rambler's Top100 Geo Visitors Map © 2006-2012 finmedia.ru