Информационный Портал о Финансах
 
 Вход   Регистрация     Home   Contact 
 
Финансовые организацииФинансовые услугиЛичные финансыФинансовая аналитика

Рост зарплат подорвет китайское чудо

Кто лучше всех пережил глобальный кредитный кризис? Как сказал в свое время премьер КНР Чжоу Эньлай (Zhou Enlai) по поводу результатов Французской революции, «еще слишком рано судить». Моментальный вердикт, что Китай — победитель, а США и вся старая «Большая семерка» — проигравшие, уже вызывает сомнения, пишет аналитик Питер Таскер (Peter Tasker) из Arcus Research в статье для The Financial Times.

Действительно, Китай продолжает демонстрировать стремительный рост, тогда как многие обремененные долгом западные экономики испытывают трудности. Неудивительно в этой ситуации, что на восток устремилась мощнейшая волна финансового капитала, а европейские политики стремятся заключать торговые соглашения, несмотря на крайне агрессивную позицию Китая в отношении Нобелевской премии и по прочим дипломатическим вопросам.

У финансовых рынков между тем иная точка зрения. Индекс Шанхайской биржи в два с лишним раза ниже своего исторического максимума и он существенно отстает в динамике от площадок трех других стран БРИК. Что еще более удивительно, с начала кризиса рисковой ипотеки в США в августе 2007 года, по совокупной долларовой доходности (фондового индекса) Шанхайская биржа проигрывает американскому S&P500, британскому FTSE 100 и даже японскому Topix.

Смысл ясен: китайская история, которую так искусно продвигают по всему миру, всего лишь очередная версия теорий «новой эры», которые были характерны в периоды всех инвестиционных маний, начиная с «пузыря» Компании Южных морей до доткомовской лихорадки.

После затянувшегося неудачного периода на рынке китайские акции уже не кажутся очень дорогими по соотношению цена/прибыль (P/E). Но это, возможно, обманчивое впечатление. Если посмотреть на P/E-коэффициент Шиллера с поправкой на цикличность, рассчитываемый по средним за 10 лет показателям прибыли, активы на китайском рынке сейчас почти так же дороги, как на фондовой бирже США в 1929 году (накануне обвала). Другими словами, нынешний уровень китайских прибылей очень высок и, вероятно, неустойчив.

Есть веские основания опасаться по поводу перспектив. Существенное увеличение доли прибыли в национальном доходе, которое мы наблюдаем в этом веке в Китае, предполагает значительное сокращение доли труда, а значит, заработная плата не поспевает за экономическим ростом. Оборотная сторона этого явления сказывается в показателях ВВП сокращением доли потребления и ростом зависимости от инвестиций. Чем дольше это будет продолжаться, тем масштабней, в конечном итоге, станет разворот.

Мы уже видели этот сценарий раньше — 40 лет назад, если быть точным. В 1960-ые годы Япония год за годом достигала двухзначных показателей роста ВВП благодаря госинвестициям в инфраструктурные проекты и развитию тяжелой промышленности. В этот период рабочая сила массово устремилась из сельских районов в города, что оказывало давление на уровень заработной платы и подстегивало позитивный цикл роста рентабельности и роста инвестиций.

В середине 1950-х в японском ВВП на долю труда приходилось 60% совокупной добавленной стоимости. В годы экономического чуда этот показатель упал до 50%, затем в 1970 году перешел в V-образный рост. Спустя 10 лет он выровнялся на 68%. За этот рост пришлось побороться. В 1970-ые годы неактивное сегодня профсоюзное движение достигло максимального расцвета. Нормы прибыли были снижены, в реальном выражении фондовый рынок на десятилетие ушел в никуда.

Могут ли работники получить больший кусок экономического пирога до того, как завершится процесс урбанизации? В Японии сумели. В 1970 году процент городского населения составлял всего 53%. Сегодня в Китае показатель урбанизации достигает 45%, каким он был в Японии в 1964 году. Но китайская статистика, к сожалению, не внушает доверия. «Плавающий» состав незарегистрированных городских мигрантов оценивается в 40—150 млн человек. Поэтому реальный уровень урбанизации в Китае может приближаться к японскому 1970-х годов.

Если Китай пойдет по пути Японии, следующим этапом станет инфляция и борьба трудящихся. Лучшим способом этого избежать было бы радикальное ужесточение монетарной политики. Но это создает риск серьезного спада и, вероятно, необходимость масштабной ревальвации юаня — и то, и другое ненавистно для Пекина. В то же время ставка Китая на дешевую валюту способствует разжиганию торговой войны, о которой говорил министр финансов Бразилии Гиду Мантега (Guido Mantega),

Безболезненно Китаю никак не выбраться из этого угла, в который он сам себя загнал. Перебалансировка экономики совершенно необходима. Это долгосрочный проект, несущий серьезные риски для китайских властей, а равно и инвесторов, которые поверили в рассказы о неизбежном падении Запада и неостановимом восхождении Китая.

Источник: BFM.Ru

Новости категории
09.08.17
Moody’s рассказало о том, как новые санкции навредят экономике России

06.07.17
Десять мнений: о чем инвесторы будут сожалеть через 10 лет

05.07.17
Что бы сказал Ральф Нельсон Эллиотт, взглянув на график биткоина?

26.06.17
Трамп «увлекся шоу»: почему инвесторы решили ставить на евро

07.04.17
Минэкономики предрекает сильное ослабление рубля

Публикации

Rambler's Top100 Geo Visitors Map © 2006-2012 finmedia.ru