Информационный Портал о Финансах
 
 Вход   Регистрация     Home   Contact 
 
Финансовые организацииФинансовые услугиЛичные финансыФинансовая аналитика

Фонды денежного рынка: Бум на фоне спада

Мало кто выиграл на кредитном кризисе, зато очень многие проиграли. Однако среди взаимных фондов денежного рынка, инвестирующих в краткосрочные обязательства и другие инструменты, все сложилось наоборот. Менеджерам тех фондов, которые имели дело, даже косвенным образом, с ипотечной "экзотикой", пришлось выручать свои компании из беды. Но многие другие фонды показали прекрасные результаты, когда обеспокоенные инвесторы буквально повалили в них в поисках спасения.

Денежные фонды, долго считавшиеся скучной отраслью управления активами, сыграли важную роль в кризисе. Эти фонды выкупили большой объем краткосрочных долгов, на которых держались структурированные финансы. Именно внезапный их выход привел к пробуксовке рынка биржевых облигаций, обеспеченных активами (ABCP). Проблемы с ликвидностью у банков в основном стали результатом проявившегося в последнее время нежелания денежных фондов держать их долги.

Если за это считать их преступниками, то их преступление экономически оправданно. Денежные фонды уже долгие годы "отвоевывают" определенную долю рынка у банков: крупные банки в период бума секьюритизации были меньше заинтересованы в конкуренции за депозиты, продолжая продавать кредиты. Кризис только усугубил эту тенденцию, так как денежные фонды стали рассматриваться как надежное укрытие. В США (это самый крупный рынок) активы денежных фондов за последний год выросли на 39% – до рекордных 3,5 трлн долл., и это несмотря на падение доходности.

Этот рост в основном поддерживался средствами институциональных инвесторов: компаний, пенсионных фондов и муниципалитетов. К концу 2007 года денежные фонды располагали 31% краткосрочных корпоративных активов США – рекордный показатель. Есть все основания полагать, что их доля продолжает увеличиваться и в этом году.

Почему компании в массовом порядке поручают свои денежные средства внешним управляющим? В период бума их не интересовало ничего, кроме доходности, и им не нужна была ничья помощь в этом деле. А сейчас они ищут ликвидности и непогрешимости руководителей. То есть еще они раз открывают для себя истину о том, что краткосрочные вложения должны "нагонять скуку и сон", как говорит Брюс Бент из компании Reserve Management, который создал первый денежный фонд в 1970 году. Денежные фонды с их крепкими кредитными отделами, которые ориентируются не только на рейтинги, лучше приспособлены для решения этой задачи по сравнению корпоративными финансистами.

В пользу внешнего управления играет и стремление прикрыть тылы. Наевшись досыта работой со структурными инвестиционными компаниями и операциями с ценными бумагами, процент по которым определяется путем аукциона, корпоративные финансисты хотят теперь иметь возможность обвинить кого-нибудь другого, если дела снова пойдут не так. Кроме того, денежные фонды предлагают некоторую встроенную защиту. В условиях этого кризиса, как и при прошлых, они показали, что будут делать все, что в их силах, чтобы не допустить потерь (не дать своим чистым активам упасть в стоимости ниже номинала). Больше десятка менеджеров пришли на помощь фондам, потратив на это более 1 млрд долл.

Денежные фонды выигрывают и от ослабевающей конкуренции. Действовавшие на ультракоротких интервалах облигационные фонды и кэш-фонды, которые рекламировали себя в качестве альтернативы наличным (а на самом деле инвестировали в более рисковые долги, чем это позволено делать настоящим денежным фондам), оказались отброшенными на обочину. Питер Крейн из издания Money Fund Intelligence оценивает их текущие объединенные активы в 70 млрд долл. – резкое падение по сравнению с докризисными 600 млрд. А от рынка ценных бумаг, процент по которым определяется на аукционе, осталась только жалкая тень.

В некоторой степени денежные фонды очертили себя неким магическим кругом благоразумия. Глядя на то, как они поспешно выходят из структурных инвестиционных и им подобных инструментов, и остальные, кто поначалу ухватился за такие долги, тоже испугались и перевели свои средства в денежные фонды. При этом необычайно возросли вложения в государственный долг: например, фонд казначейских облигаций банка JPMorgan Chase вырос с 7 до 37 млрд. долл. Правда, за последний месяц, когда инвесторы снова почувствовали вкус к рисковым операциям, JPMorgan уступил часть этих денег основным денежным фондам, которые покупают корпоративные долги. Но фонды остаются весьма разборчивыми при выборе банков, которые они собираются финансировать. То же самое относится и к рынку ABCP, объем которого сократился на треть по сравнению с уровнем августа прошлого года.

Смогут ли денежные фонды удержать такие большие поступления? Г-н Крейн ожидает, что в США, как и прежде, будет фиксироваться двузначный годовой темп роста активов. С другой стороны, положение фондов обычно осложняется с повышением краткосрочных процентных ставок или стабилизацией на рынках. В своем недавнем докладе Ян Лойес, экономист банка JPMorgan, предсказал денежным фондам суровое будущее. Будущее, в котором банки, ставшие столь зависимыми от фондов, дадут им отпор. По мере того как традиционный принцип работы банков "давать взаймы и держать" возвращает утраченные позиции, аргументирует свою позицию г-н Лойес, будет возрастать их заинтересованность в том, чтобы устранить преграды, стоящие между ними и розничными потребителями. Уже сейчас банки соперничают за депозиты со вновь обретенной энергией.

© 2008 The Economist Newspaper Limited

RBC.ru

Новости категории
07.04.17
Минэкономики предрекает сильное ослабление рубля

04.04.17
Bank Of America: Приготовьтесь к “маниям, паникам и крахам”

13.03.17
Россия возвращается в 2008 год

10.02.17
Внешний долг в зоне риска

08.02.17
К 2050 году Россия станет первой экономикой Европы

Публикации

Rambler's Top100 Geo Visitors Map © 2006-2012 finmedia.ru