Информационный Портал о Финансах
 
 Вход   Регистрация     Home   Contact 
 
Финансовые организацииФинансовые услугиЛичные финансыФинансовая аналитика

Наследство ведут знатоки

Сегодня многие россияне имеют за границей дома, компании и другие активы, которые придется завещать по местным законам. Плохое знание законов наследования страны, где хранятся накопления, может привести к плачевным последствиям. В отличие от большинства европейских стран в России с недавнего времени отменен налог на наследство. Однако, если активы россиянина находятся за границей, передаваться по наследству или дариться они будут по законам страны пребывания. А налоги на подобные действия в некоторых странах достигают 40%. Поэтому зарубежные банки предлагают своим состоятельным клиентам специальные продукты, позволяющие избежать проблем при передаче наследства.

Наиболее известным инструментом для передачи наследства является траст. Он возник в Англии еще в Средние века: уезжая на войну, князья отдавали свои земли и замки в управление человеку, которому доверяли. С тех времен суть траста не изменилась. Владелец состояния учреждает траст, в который передает свои активы. За трастом закрепляется управляющий, который отвечает за сохранность и инвестиционное управление собственностью фонда. При этом трастовый договор может предусматривать назначение попечителя, или протектора, который осуществляет надзор за деятельностью управляющего. Траст обеспечивает его учредителям полную конфиденциальность. В большинстве юрисдикций даже не предусмотрена обязательная государственная регистрация трастов.

Стоит иметь в виду, что траст не является юридическим лицом. По сути, он создается простым договором между его учредителем и доверительным собственником. При этом, учреждая траст, владелец активов перестает быть их собственником, а за сохранность активов отвечает управляющий. То есть речь идет, по существу, о безотзывной передаче имущества другому лицу, которое уже не несет ответственности за чужие действия. В этом отношении показательно дело семьи Андерсонов, которое слушалось в конце 90-х годов в США. Андерсоны -- граждане США, заработавшие значительное состояние на рекламе товаров компании, впоследствии признанной мошеннической. В 1995 году они учредили траст на островах Кука, куда перевели свои средства. В 1998 году, когда продавец товаров судом был признан мошенником, Федеральная торговая комиссия США (FTC) потребовала от Андерсонов добровольно вернуть все заработанные на рекламе деньги. Супруги отказались, объясняя свою позицию тем, что они были всего лишь подрядчиками компании, а в ее мошеннических операциях не участвовали.

Однако FTC удалось настоять на своем: суд обязал предприимчивых супругов вернуть деньги. Андерсоны заявили, что все их имущество находится в собственности траста на островах Кука и только управляющий может им распоряжаться. Суд постановил, что они должны потребовать от управляющего вернуть все имущество на депозит суда в США. Андерсоны написали соответствующее требование своему поверенному, но тот, как и положено доверительному управляющему в условиях, когда бенефициары фонда действуют по принуждению, отказался его выполнять. В результате в середине июня 1998 года федеральный судья вынес решение о заключении семейной пары в тюрьму за неуважение к суду до тех пор, пока их активы, переданные в траст, не будут возвращены в США. Но в конце того же года вышестоящая судебная инстанция отменила данное решение, и семейная пара оказалась на свободе. FTC обжаловала вердикт, Андерсонов снова посадили, на этот раз на несколько месяцев. Из тюрьмы их в конце концов выпустили, деньги они не вернули, заключив с FTC мировое соглашение на выгодных для себя условиях.

Банки любят повторять, что траст дает учредителю свободу в выборе наследников. Претендовать на получение трастового наследства могут только те бенефициары, которые были указаны учредителем. Именно поэтому траст -- лучший способ оставить наследство незаконнорожденным детям в обход остальных наследников, что не всегда возможно через обычное завещание. "Обычное завещание легко оспорить через суд и получить то, что не предполагалось завещателем",-- отмечает представитель консалтинговой компании Corporate Alliance AG Эрез Магарал. К этому стоит добавить, что, согласно российскому Гражданскому кодексу, получить долю наследства обязаны несовершеннолетние дети и недееспособные родственники, даже если они не указаны в завещании. Траст помогает избежать этого.

"Хотя, если нежелательным наследникам известно, что активы были переданы в траст или семейный фонд, они могут претендовать на них и даже получить судебное решение в свою пользу",-- отмечает Эрез Магарал. Другое дело, что признать недействительным условия траста довольно сложно. "Для этого российское судебное решение должно быть поддержано судом той юрисдикции, где зарегистрирован траст, а это происходит не всегда",-- отмечает вице-президент Русского международного банка Алексей Гусев.

Учредитель траста имеет право указать сразу несколько бенефициаров, в пользу которых будет распределяться имущество как при жизни учредителя, так и после его смерти. При этом траст -- это способ сохранить наследство, если есть риск, что наследники быстро промотают его. Например, учредитель может не передавать напрямую наследнику недвижимость, но позволит ему жить в ней или сдавать ее в аренду. Или основная часть наследства может быть отписана внукам, в то время как дети будут получать регулярное пособие.

Кроме того, с помощью трастов можно оптимизировать налогообложение, поскольку бенефициары траста не являются формально владельцами имущества, а значит, не должны платить налог на него. Такие условия, в частности, действуют в Лихтенштейне. Траст также позволяет избежать налогов при передаче наследства. В то же время "в трасте бенефициары и учредитель попадают в зависимость от управляющего, поскольку сами фактически не могут вмешиваться в управление активами, переданными в собственность управляющего,-- отмечает управляющий директор K&S Capital Management Олег Капитонов.-- Кроме того, в случае банкротства управляющего траста в ряде юрисдикций может быть наложено взыскание на имущество, находящееся в трасте. И это, конечно, минусы траста".

Поэтому особенно важно при учреждении траста правильно составить договор. Как правило, над его созданием работают несколько юристов, и на выходе этот документ напоминает подчас толстенную книгу. И все же, поскольку траст заключается на длительное время, далеко не всегда можно предусмотреть в трастовом договоре все условия, которые должен соблюсти управляющий.

Вдобавок в рамках усиливающейся во всем мире борьбы с отмыванием в последнее время нередко меняются законы. "И зачастую траст, открытый в одной юрисдикции 15 лет назад, сегодня теряет свой смысл при изменившихся условиях. И спрогнозировать это заранее невозможно,-- сетуют в одном из банков.-- Так, например, произошло с трастами, зарегистрированными в Белизе. С недавних пор американские судьи считают, что все трасты, зарегистрированные в этой юрисдикции, можно признавать недействительными уже за факт регистрации в этой офшорной зоне".

Еще один заметный минус трастов состоит в том, что они признаны не всеми государствами, а это может иметь негативные последствия. Существование трастов юридически оформлено только в странах, применяющих англосаксонскую модель права. Также существование трастов допустимо в некоторых юрисдикциях со смешанной правовой системой.

Траст -- удовольствие не из дешевых. Ежегодные затраты на его содержание составляют в среднем €20-30 тыс. Расходы на учреждение траста составят еще около €20 тыс.

В странах континентального права также разработаны инструменты, преследующие те же цели, что и траст. Речь идет о так называемых семейных фондах. В отличие от англосаксонской системы права в континентальной правовой системе судья не творит прецедентов, а закон основывается на уважении права частной собственности, поэтому риски, присущие трасту общего права, заранее исключаются. "Учреждая семейный фонд, легко оценить, с какими рисками учредитель и бенефициары могут столкнуться в будущем. И это одно из заметных преимуществ фондов перед трастами",-- отмечает Олег Капитонов. В случаях же с трастами всегда есть риск возникновения непредвиденных обстоятельств, связанных с прецедентными судебными решениями.

Одним из таких громких прецедентов стало дело в отношении трастов, учрежденных вице-президентом ОАО ЛУКОЙЛ Виталием Шмидтом, вошедшее в историю по названием Schmidt vs Rosewood case. Наследникам неожиданно скончавшегося миллиардера пришлось через суд требовать получения на руки копии трастового договора с компанией Rosewood, расположенной на острове Мэн. Стороны дошли до разбирательства в палате лордов, и в итоге наследники добились своего. "До этого случая бенефициары траста просто не имели доступа к трастовому соглашению, фактически они не знали, сколько на самом деле им оставил учредитель, они просто получали деньги от траста без каких-либо объяснений,-- рассказывает Алексей Гусев.-- Но после этого прецедента бенефициары получили возможность знакомиться с трастовым соглашением". Каждый прецедент в англо-американской правовой системе означает, что существующие трасты должны либо менять свои условия, либо иметь в виду этот прецедент как возможную опасность в будущем. С семейными фондами такого риска нет.

Семейный фонд является независимым юридическим лицом, управляемым советом фонда в пользу бенефициаров, указанных учредителем. При этом совет фонда обязан руководствоваться указаниями учредителя, определенными в меморандуме. Помимо совета фонда, в который может входить представитель учредителя, в фонде может быть предусмотрен еще и протектор, также отстаивающий права учредителя и бенефициаров. Информация о бенефициарах фонда, структуре активов и порядке распоряжения ими, как и в случае с трастом, публично не раскрывается. При образовании фонда информация об учредителе может оставаться не известной никому, кроме регистрирующего фонд доверенного лица.

Главное заметное преимущество для учредителя семейного фонда перед трастом -- большая гибкость и управляемость. В частности, учредитель может менять состав совета фонда, содержание меморандума, а значит, бенефициаров и условия выплат. Как и в случае с трастом, переданное в фонд имущество не может быть изъято кредиторами учредителя, судебными или государственными органами. Однако сам учредитель фонда имеет право вернуть вложенные в него активы, что чаще всего невозможно в трасте.

Минимальный капитал семейного фонда, в частности, в Лихтенштейне должен составлять 30 тыс. швейцарских франков или эквивалентную сумму в любой другой законной валюте. Создание фонда, как правило, обходится дороже траста -- €25-40 тыс. Правда, ежегодное обслуживание может быть дешевле -- от €5-10 тыс. Особой популярностью у российских клиентов пользуются фонды Лихтенштейна, Панамы, Австрии и Швейцарии.

Впрочем, далеко не все российские богачи задумываются о передаче наследства заранее. "Мы столкнулись с интересным феноменом: российские бизнесмены верят, что будут жить вечно",-- признались в одном из крупных иностранных банков. "В России большинство состоятельных людей еще молоды, и поэтому не все они думают о передаче наследства,-- говорит представитель швейцарского банка Pictet & Cie`s Сирил Пложу.-- В то же время нельзя не отметить, что ситуация постепенно начала меняться. Думаю, что через несколько лет планирование наследства может стать нормой". "Основная задача сегодня для наследодателя -- это определить круг своего имущества и круг наследников. Помимо этого надо заранее найти хотя бы одно доверенное лицо -- душеприказчика, который будет знать про существование не только трастов и фондов, но и других активов наследодателя",-- советует исполнительный директор по работе с VIP-клиентами банка "Уралсиб" Николай Карпенко. В России уже немало примеров, когда после внезапной кончины состоятельного человека наследники оставались у разбитого корыта, потому что либо просто не знали, где хранятся реальные активы, либо бизнес был записан на подставных лиц, которые просто нагрели руки на чужом несчастье.

Кроме того, стоит иметь в виду, что, хотя и трасты, и семейные фонды обеспечивают их реальным владельцам конфиденциальность, а значит, защиту, эти инструменты все равно могут быть уязвимы. "Поэтому самое сложное в процессе создания трастов или фондов -- правильно завести активы в создаваемую структуру, ведь здесь важна юридическая чистота возникновения актива",-- считает Олег Капитонов. "Ошибки, совершенные в самом начале пути, могут быть обнаружены слишком поздно. Поэтому организация траста или семейного фонда должна обязательно быть частью более широкого плана управления состоянием (wealth management)",-- уверен Эрез Магарал.

Елена Ковалева, "Коммерсант"

Новости категории
19.09.17
Что делать инвестору перед угрозой коррекции рынка

18.08.17
Валютный риск: куда инвестировать, когда растет доллар

09.08.17
Не все инвестиции одинаково полезны, некоторые из них разрушительны

08.08.17
Чистая прибыль Berkshire Уоррена Баффета во II квартале упала на 15%

11.07.17
Стратегия из Талмуда против инновационных инвестиций. Евреи были правы?

Публикации

Rambler's Top100 Geo Visitors Map © 2006-2012 finmedia.ru